7 августа 2019
Аниматоры «Лиса и Пса»

В истории диснеевской анимации наибольший интерес для меня представляют два временных отрезка. Одним из них ожидаемо является начало 1940-х годов, когда студия Диснея достигла пикового уровня производительности и творческого выхода. В первой половине 1941 года на студии одновременно шла работа над анимацией не менее четырёх полнометражных проектов («Бэмби», «Дамбо», «Ветер в ивах», «Легенда о счастливой долине»). А параллельно шла работа над короткометражками! Про то, что в это же время разрабатывались проекты, которые в той или иной мере определили суть диснеевской анимации вплоть до середины 1950-х, можно и не говорить. Но ещё больше меня волнуют события конца 1970-х годов, когда все наличные ресурсы диснеевской студии были сконцентрированы на производстве всего одного мультфильма — «Лис и Охотничий пёс».

История создания анимационной ленты, которую запустили в производство из-за того, что студия не была готова к «Чёрному котлу», кажется, никогда не удостаивалась должного внимания, очевидно, в связи со скромностью вклада картины в искусство анимации. Между тем, создание мультфильма стало узлом, в котором сплелись воедино нити судеб нескольких поколений аниматоров. И об этой уникальной особенности производства картины стоит поговорить подробнее.

Слева сценка Дэйла Оливера, справа — Клиффа Нордберга.

Работа над анимацией «Лиса и Пса» продолжалась необычно долго даже по меркам диснеевской студии 1970-х годов — примерно с лета 1977 по весну 1981 года, то есть не менее трёх с половиной лет. И так как эти годы охарактеризовались существенными переменами в жизни студии, не удивительно, что состав аниматоров не был постоянным. Люди уходили в отставку и даже из жизни, увольнялись, получали повышение и так далее. В титрах мультфильма указаны 20 аниматоров (я исключаю Дика Лукаса, который анимировал автомобили), но следует учесть, что упоминания не удостоились семь членов группы Дона Блата, шумно покинувших студию Disney в разгар производства, и молодой аниматор Энди Гаскилл. Последний к 1979 году стал переживать личностный кризис, чувствуя, что задача одушевления персонажей не расширяет, а ограничивает его диапазон, как художника, и решил искать себя в других сферах деятельности компании Disney (через 15 лет он вернётся в диснеевскую анимацию, став ни много ни мало арт-директором «Короля Льва»). По информации Джона Коули, студия предлагала Дону Блату упоминание в титрах, но он отказался от этой чести. О причинах отсутствия в титрах Энди Гаскилла я не могу даже гадать. Как бы там ни было, известно, что из-за ухода группы Дона Блата количество действующих на тот момент аниматоров упало с 16 до 9!

Слева сценка с анимацией Рэнди Картврайта. Справа — анимация Фила Ниббелинка.

Все знают, что «Лис и Пёс» — это фильм, во время работы над которым прославленные диснеевские старики, как те, что стали легендарными, так и те, имена которых в итоге остались в тени, окончательно передали эстафету новому поколению аниматоров. Символично, что одной из тем «Лиса и Пса» стала как раз тема передачи опыта от матёрого Чифа юному Коперу. Если говорить про знаменитую «девятку диснеевских стариков» (даром, что именно девяткой они были только несколько лет в 1950-х годах), то один из них — Вольфганг Рэйтерман — выступил первоначальным режиссёром и вдохновителем проекта, а ещё двое — Фрэнк Томас и Олли Джонсон — прежде чем уйти в отставку в январе 1978 года, успели поработать первыми аниматорами анимационной ленты. Полагаю, что в 1978 году сценарий «Лиса и Пса» был сильно изменён — мощности студии в это время были в основном сосредоточены на съёмках среднеметражного мультфильма «Ослик». Потребовались особые усилия, чтобы грамотно вписать уже анимированные «стариками» сценки в изменённый проект. Тем не менее, анимация Томаса присутствует примерно в 2,5 минутах финальной версии мультфильма, а Джонсона — в 2 минутах. Эти цифры не так уж и велики для тех, кто в титрах перечислен в числе ведущих аниматоров. Но понятно, что влияние прославленных ветеранов измерялось не объёмом анимации да и работали они над проектом недолго. Ещё один ветеран (пусть и не член девятки «стариков») Клифф Нордберг в роли ведущего аниматора картины анимировал для «Лиса и Пса» сцен больше, чем Томас и Джонсон вместе взятые, при этом в основном занимался птицами — Бумером и Динки. Вклад Нордберга мог быть ещё больше, если бы аниматор не скончался скоропостижно в декабре 1979 года. Здесь же стоит упомянуть необычный курьёз картины, заключённый в эксперименте по привлечению к персонажной анимации ветеранов-прорисовки. Несколько прорисовщиков исполнили роль так называемых координационных аниматоров, а бывший ассистент Фрэнка Томаса Дэйл Оливер в апреле 1978 года официально получил должность персонажного аниматора наряду с группой молодых коллег. К этому времени за спиной ветерана было 42 года работы на студии. Как прорисовщик экстра-класса Оливер зарабатывал больше, чем то, на что мог претендовать рядовой аниматор, но при смене должности оклад художнику был сохранён.

Слева сценка Олли Джонсона, справа — Глена Кина.

В 1980 году у картины было всего трое ведущих аниматоров. Все молодые! Пришедшие на студию Disney в 1973-1974 годах Глен Кин, Рон Клеменц и Рэнди Картврайт, на съёмках «Лиса и Пса» стали первыми представителями молодёжи, добившимися должностей ведущих аниматоров. Считается, что Фрэнк Томас и Олли Джонсон рекомендовали всех троих, но, полагаю, это произошло самым естественным путём, ведь кто-то так или иначе должен был взять эту работу. Чуть ранее, в «Спасателях» Дон Блат удостоился той же чести как действительно выдающийся лидер своего поколения, но ведь и назвать его молодым человеком можно было лишь с большой натяжкой! Глен Кин, как мы все знаем, пошёл очень далеко, превратившись в самого авторитетного диснеевского аниматора 1990-х годов. Рэнди Картврайт, кроме персонажной анимации, много занимался внедрением компьютерных технологий, а в разгар первых триумфов компьютерной анимации нашёл себя на поприще сценариста. Наконец, Клеменц, как и Энди Гаскил, на производстве «Лиса и Пса» пережил серьёзный кризис профессиональной идентификации, приняв решение навсегда «завязать» непосредственно с анимацией персонажей. Рон стал успешным сценаристом, а потом и режиссёром («Русалочка», «Аладдин», «Моана»).

Невозможно переоценить роль «Лиса и Пса» в качестве карьерного старта для целой плеяды выпускников анимационного отделения CalArts, в том числе будущих знаковых фигур анимации и игрового кино. С испытанием справились далеко не все. Так Тим Бёртон осознал свою беспомощность в анимации диснеевских персонажей, а его будущий соратник Генри Селик «сбежал» с производства мультфильма ещё на ранних стадиях. Досталось и Брэду Бёрду, который в работе над анимацией «Лиса и Пса» промотал весь кредит доверия к себе в попытках изменить стиль работы студийного руководства. Бёрда уволили где-то в конце 1979 года, и его вклад в анимацию картины даже не задокументирован (в отличие от людей Блата, кстати). Другие выпускники CalArts оказались удачливее. Джон Маскер и Джерри Рис выдали значительный объём анимации, хотя едва ли испытывали восторг от своих назначений — первому пришлось сосредоточиться на охотнике Эмосе, а второй в основном занимался птицами и был разочарован тем, как отвергались его идеи, касающиеся техники анимации. Оба видели себя творцами, а не исполнителями. И оба далеко пошли. Джерри Рис занимался постановкой мультфильма «Отважный маленький тостер» и целого ряда успешных киноаттракционов для Диснейленда, а Джон Маскер на пару с Роном Клеменцом прославился сенсационными «Русалочкой» и «Аладдином». Со временем добрались до режиссёрских кресел и некоторые другие птенцы CalArts: Даррел Ван Ситтерс, Хендел Бутой, Фил Ниббелинк и Крис Бак. Последний, если об этом нужно напоминать, активен и сегодня — это он снял «Холодное сердце»

Слева сценка с анимацией Джона Помероя. Справа — анимация Линды Миллер.

Но самое интригующее в производстве «Лиса и Пса» — это роль Дона Блата и группы его сторонников. До последнего времени об этой роли можно было только гадать, но теперь я знаю, что, скажем, Линда Миллер отвечала за всю (!) анимацию гусеницы Пискли, за исключением самого первого эпизода в начале фильма. В целом, если смотреть на финальную версию мультфильма, анимация Линды использовалась в сценах общей продолжительностью в две минуты (более 180 футов киноплёнки — каждые три фута вмещают в себя две секунды фильма). Столько же сцен выпало на долю и самого Блата, который, будучи занят съёмками своего гаражного проекта «Приключения котёнка Банджо», выступил всего лишь в роли рядового аниматора (в основном анимировал вдову Твид). Участие каждого из остальных сторонников Дона в финальной версии фильма скромнее, но не падает ниже 80 футов.

От расклада группировок мне интересно перейти к иллюстрации личных достижений тех или иных аниматоров в эпизодах, давшим им возможность себя проявить. И чтобы закрыть тему группы Дона Блата, обращу внимание на лучшего аниматора в её составе. Джон Померой привнёс в фильм несколько ярких моментов с охотником Амосом Слейдом, а ещё полностью анимировал сцену, в которой недовольный Барсук гонит прочь растерянного Тода. Учитывая, что в другом эпизоде мультфильма ещё одну ссору Барсука с Тодом анимировал не кто иной, как Глен Кин, у нас есть возможность сравнить работы на тот момент молодых (Кину 24 года, Померою — 27), но уже незаурядных аниматоров. С точки зрения будущих достижений оба героя стоят друг друга — один к концу 1980-х стал лидером диснеевских аниматоров, другой в течение всех 1980-х годов определял суть анимации мультфильмов Дона Блата. Но что бы вы думали? Кажется, Глен вчистую проигрывает Джону Померою. В идеале оба эпизода следует посмотреть в движении (там видно, как отчаянно кривляется Барсук Кина), но и скриншоты выдают очевидно более слабую работу, особенно в силуэтах и пропорциях Барсука. Замечу, что в сцене Помероя можно разглядеть характерные признаки почерка автора. Например, в изображении шерсти и в утончённых конечностях. А ещё Померой рисовал более крупные пятна вокруг глаз Тода, чем следовало бы. Совместная работа Кина и Помероя над «Лисом и Псом» продолжалась до середины 1979 года, а следующий раз, когда аниматоры разделили сцены общего фильма, наступил только в 1992 году! Тогда, на производстве «Покахонтас» они не только работали «рука об руку» в соседних кабинетах (Кин отвечал за Покахонтас, а Померой за Джона Смита), но и дружили вне студии.


Слева сценки Джона Помероя, справа — Глена Кина.

Один не самый удачный эпизод, конечно же, не принижает величия Кина. Его вклад в анимацию «Лиса и Пса» огромен. В роли ведущего аниматора он отвечал за качество анимации своих коллег, а его собственные сцены присутствуют в более чем 950 (!) футах финальной картины. Это целых 10 минут, и каких минут! Как правило, это самые запоминающиеся сцены — Глен получал сложные, но интересные, благодарные задачи. В основном он работал над Тодом и Викси, но брал на себя и Копера в жёстких сценах действия.


Сценки Глена Кина (одни из многих!)

На счету Кина эпизод ловли рыбы (кроме кадров с Мамулей), анимация Тода и Викси, запертых в норе, схватка Тода с Копером. Впрочем, главным и даже легендарным достижением Кина стал эпизод схватки Тода и Копера с Медведем. Вплоть до момента выхода героев к водопаду почти вся анимация этого эпизода вышла из под карандаша Кина (Джон Маскер оживил Охотника).


Анимация Глена Кина

За коротенькую сценку прощания лисицы с крошкой Тодом тоже отвечал Кин, однако во всех остальных кадрах пролога маму лисёнка анимировал Крис Бак. Глен Кин утверждал, что начал раздавать сценки молодым фазовщикам без согласования с людьми более высокого ранга, так как считал это естественным после ухода стариков. Начальство пожурило Глена за самоуправство (обычно путь до аниматора занимал у стажёров не менее двух лет), но в итоге смирилось и позволило ему продолжать практику курирования стажёров уже официально. Полагаю, что в 950 футах анимации Глена есть и работа стажёров (предупреждая подозрения, замечу, что Барсука Глен упоминал в числе своих персонажей).

Слева сценка Глена Кина, справа — Криса Бака.

Выделять работу отдельных аниматоров непросто, так как на производстве «Лиса и Пса» возможность анимировать даже несколько сценок подряд выпадала не часто. И нередко аниматоры делили ответственность. Например, в сцене игры в прятки, когда Тод выглядывает из-за спины Копера, щенка анимировал Фрэнк Томас, а лисёнка — Эд Гомберт. А в сцене, где Копер закрывает друга от ружья Амоса Слейда, пса анимировал Рэнди Картврайт, а лиса — Хендел Бутой.

Анимация Фрэнка Томаса, Эда Гомберта, Рэнди Картврайта и Хендела Бутоя.

Проще всего выделить достижения ведущих аниматоров. Так вклад Рэнди Картврайта в анимацию мультфильма сопоставим с гленовым по-объёму (более 900 футов), хотя действительно амбициозных задач Рэнди досталось куда меньше. Замечу, что в каком-то смысле работать над обычными сценами даже труднее, особенно если они однообразные и не насыщены действием. Картврайт в основном занимался анимацией Чифа и Копера. В частности в сценах появления Копера-щенка в жизни Чифа. Но особенно впечатляет, что в личном зачёте аниматора целых две с половиной минуты эпизода зимовки Охотника и его собак — здесь Картврайт анимировал всех персонажей во всех сценках!

Анимация Рэнди Картврайта.

У Рона Клеменца общая продолжительность сцен в финальном мультфильме примерно на треть меньше, чем у Кина и Картврайта — немногим более 600 футов. При этом изначально Рон занимался в основном персонажем совы по кличке Мамуля, но позже получил возможность анимировать Тода. Среди самых значительных эпизодов, в которых доминирует анимация Клеменца: песня Мамули, в которой она объясняет Тоду, что Копер рано или поздно станет ему врагом, эпизод визита Тода к вернувшемуся с зимовки Коперу, эпизод, в котором Вдова везёт Тода в заповедник, и момент незадолго до сцены с поездом, в котором Копер находит Тода, спрятавшегося под шпалами, и отпускает его.

Анимация Рона Клеменца.

Щемящий до слёз эпизод, в котором Вдова оставляет Тода в заповеднике, анимировал Хендел Бутой. Хендел появился на студии Disney в 1979 году, и эпизод расставания стал его главным вкладом в фильм. Аниматор признавался, что, работая над эпизодом, страдал сильными депрессиями, поэтому в «Чёрном котле» предпочёл оживлять очаровашку Гурги. В середине 1980-х Хендел Бутой считался лучшим аниматором студии Disney (Глен Кин на тот момент работал из дома, а Андреас Дежа в Лондоне работал над «Кроликом Роджером»).

Анимация Хендела Бутоя.

Обладателем самого большого объёма попавшей в фильм анимации среди рядовых аниматоров можно считать Эда Гомберта. По абсолютным цифрам продолжительности сцен (без малого 500 футов) он уступает только Кину, Картврайту и Клеменцу. Упоминания заслуживают в частности начало игры Копера и Тода в прятки, а также сцены в будке Чифа, где юный Тод пытается понять, что снится Чифу. После «Лиса и Пса» Эд Гомберт начал постепенно уходить от персонажной анимации в сторону раскадровки. А ещё Эд сыграл важную роль в разработке дизайна персонажей «Утиных историй».

Анимация Эда Гомберта.

Всякий раз, когда говорится о роли «стариков» в анимации «Лиса и Пса», нам говорят, что Фрэнк Томас и Олли Джонсон работали над анимацией Тода и Копера в детстве. Это верно в отношении Фрэнка Томаса, который анимировал малышей в эпизодах первой встречи, песни Мамули «Best of Friends» и купания в пруду. При этом сценки Томаса дополнялись сценками других аниматоров.

Анимация Фрэнка Томаса.

Что касается Олли Джонсона, то он сделал лишь несколько сценок с маленьким Копером (на привязи), зато анимировал самые первые мгновения встречи Тода и Викси, а также попытки Тода получить прощение Викси, в том числе момент с цветком. Любопытно, что на счету Джонсона также Чиф, изображающий страдания от сломанной ноги.

Анимация Олли Джонсона.

Вклад Дэйла Оливера в анимацию мультфильма относительно небольшой (порядка 230 футов), но какой! Ветеран Второй мировой, бывший пилот десантного планера анимировал Тода и Копера в детстве, и слова про вечную дружбу лисёнок и щенок произносят именно в его сценках. Оливер анимировал и момент их первой встречи. Малый объём анимации, видимо, объясняется тем, что режиссёры продолжали подкидывать Оливеру задачи прорисовки, так как не были довольны тем, что выдаёт молодёжь. По завершении работы над мультфильмом Оливер должен был работать над «Чёрным котлом», но попал в страшную автокатастрофу (в ней погибла его невеста) и провёл три недели в коме, после которой уже не смог вернуться к работе. Ветеран нашёл себя в преподавании искусства анимации.

Анимация Дэйла Оливера.

Если по итогам этого разбора вы задались вопросом, а кто собственно занимался анимацией «Чёрного котла», если так много аниматоров «Лиса и Пса» подевалось кто куда, то вы правы, это важный и резонный вопрос. Из двадцати упомянутых в титрах «Лиса и Пса» аниматоров над «Чёрным котлом» работали только четверо... А из действительно важных и авторитетных аниматоров вообще никто! Старики ушли, Дон Блат и его сторонники боролись за независимое существование, опытные Глен Кин, Рэнди Картврайт и Эд Гомберт «Чёрному котлу» предпочли «Рождественскую песню Микки», Рон Клеменц и Энди Гаскил «завязали» с персонажной анимацией, а что до птенцов CalArts, то самые перспективные из них оказались слишком самостоятельными и непокорными, чтобы довольствоваться ролями простых аниматоров. Если на съёмках «Лиса и Пса» и состоялась пресловутая передача эстафетной палочки с таинством диснеевской анимации, то по завершении этих съёмок палочку не смогли найти. И это следует иметь в виду, оценивая уровень анимации персонажей «Чёрного котла». Какие меры предприняла студия — отдельный разговор.

Комментарии ()


Новости и обновления