Предыдущий фильм
«Богатырский цикл»Следующий фильм
«Три богатыря и Шамаханская царица»
Юмор, ассоциации 4   Ясность сюжета 5
Драматизм 3   Логика действия 4
Новшества 4   Злодей 5
Стиль картинки 5   Анимация 4
Сцены действия 4   Постановка 3

Итого 41 балл из 50 возможных. Оценка: 0,82 идеального богатырского мультфильма.

«Дорогой Алёша! Мы живём хорошо... Князь наш совсем спятил и попал в беду. Околдовала его Царица, так что надо выручать Монарха, иначе всю Русь потеряем».

О картине, в которой три легендарных богатыря объединятся в одну команду, заговорили ещё до релиза «Алеши Поповича». На деле такой мультфильм появился лишь спустя шесть лет, и градус ожидания к тому времени был невероятно высок. Удостоенному чести стать богатырской версией «Мстителей» фильму «Три богатыря и Шамаханская царица», казалось, было суждено сосредоточиться на объяснении, как же именно богатыри стали друг другу верными товарищами и чуть ли не братьями! Этот вопрос, если подумать, далеко не праздный ввиду неизбежности столкновения амбиций каждого из героев. Добрыня Никитич, разумеется, не нуждается в руководстве мнительного Ильи Муромца, так как предпочитает работать в одиночку. А Илье Муромцу было бы непросто терпеть рядом неумелого и прямолинейного недотёпу Алёшу Поповича. Последнего в свою очередь должны были бы раздражать выдержка и осторожность старших богатырей.

Первое совместное задание могло быть навязано им только против воли, но, в конечном счёте, объединение сил оказалось бы оправданным. Нет, против ожиданий, создатели мультфильма не стали размениваться на какие-либо объяснения, мол примите тройку богатырей как свершившийся факт («Долго ли, коротко ли, но собрались наши богатыри вместе»). Я вижу три возможных объяснения: намерение обмануть зрительские ожидания (хочу верить, что дело было именно так!), нежелание заморачиваться со взаимоотношениями внутри богатырского треугольника или искреннее непонимание, чего ждёт зритель от их фильма.

Но, определённо, создателям не терпелось сделать, наконец, отсылку к всем известному полотну «Богатыри» Виктора Васнецова. Всех вместе богатырей впервые показывают как раз в сцене «создания» этой картины, сцене, в общем-то не имеющей никакого отношения к основной истории. Разве что нам сообщают, что богатырям нечем заняться, так как всех врагов они уже перебили. А так эпизод состоит исключительно из гэгов, на главном из которых стоит задержаться. Богатыри позируют для картины не только без лошадей, но и буквально без портков! Для достижения максимального комического эффекта создатели пошли на откровенный обман зрителя.


Дело в том, что до раскрытия прозаичной реальности, богатырей нам показывают всё-таки в штанах и даже в сапогах! Подобное жульничество можно обнаружить и в других богатырских мультфильмах, например, рост старичка Святогора менялся буквально на глазах, но в данном случае чувства меры создателям отказывает (замечу в скобках, что Шамаханская царица без никаба тоже меняется, но деликатнее). Впрочем, дело не в обмане, а в сути шутки. Показывать богатырей без штанов можно было бы ближе к финалу картины, когда уставшие от ратных подвигов герои имели бы право подурачиться. А так нам сразу дают понять, что ждать от богатырей разумного поведения больше не приходится. Не случайно пару лет спустя всё тот же образ богатырей без штанов стал центральной темой в продвижении следующего богатырского мультфильма.

Таких «клоунов» в костюмах богатырей обвёл бы вокруг пальца даже самый ничтожный злодей. Между тем, как раз злодей-то в четвёртом богатырском фильме на редкость серьёзный. На одно только представление Шамаханской царицы и объяснение её мотивов анимационая лента выделяет целых четыре с половиной минуты! Коварная, жестокая, но ироничная женщина со сверхспособностями выглядит на голову выше типичных для богатырского цикла карикатурных негодяев. А наличие у неё нетривиальных мотивов — царица стремится вернуть молодость — и верного оруженосца в лице Ворона взывает к лестным ассоциациям с классическими диснеевскими колдуньями. Замечу, кстати, что Ворон царицы — всего лишь второе в богатырском цикле говорящее не волшебное существо после коня Юлия.

Разумеется, богатыри не способны противостоять такому сильному противнику и терпят поражение при первой же встрече с ним. Отдаю должное картине, не пытающейся лицемерно подыгрывать героям — их усилия в борьбе с Шамаханской царицей тщетны и даже жалки. Конечно, по закону жанра злодейка не может их уничтожить, но достаточно того, что путь богатырей из шамаханского плена домой состоит в основном из преодоления ловушек, расставленных Вороном колдуньи. И пусть в целом скитания героев довольно бессмысленны и забываемы (многие ли зрители запомнят разборки Алёши Поповича с «нормальным парнем»?), но зрительского сочувствия заслуживают. Значит, экранное время пропало не зря.

Хотя, замечу, сценаристы прошли по тонкому льду, когда ещё в самом начале картины вытащили-таки наружу тему личных амбиций богатырей. Каждый из названых братьев пытается доказать, что именно он первый богатырь на Руси. Исключительно ради тщестлавия. Это имело бы смысл в случае первого совместного приключения. А сейчас это похоже на недоученный урок, мол богатыри неисправимы и за время совместной службы так и не стали командой.

На этом фоне двусмысленно выглядит жульничество Добрыни Никитича со жребием, когда Илья предлагает разделиться на виду у армии Шамаханской Царицы. Илья и Алёша вытягивают длинные палочки, не зная, что короткой палочки нет. Да и сам аргумент Ильи о том, что мол, если все разом погибнут, то некому будет Русь спасать, не выглядит убедительным. Неужели для опытных воинов не очевидно, что сила в единстве? Буквально накануне Алёша Попович пытался спасти Князя в одиночку, и дело едва не закончилось катастрофой. Кажется, лучше всех это понимает Ворон, который как раз и пытается богатырей разделить!

Так или иначе, «Шамаханская царица» неплохо справляется с обеспечением богатырей минимальной программой приключений. Но первая скрипка не у них. Настоящие звёзды фильма — это Князь и конь Юлий. Стоит напомнить, что роль Князя, откровенно эпизодическая в фильме «Алёша Попович и Тугарин Змей», в двух следующих сольных фильмах выросла до ключевой, настолько колоритным и обаятельным в своих капризах получился персонаж. Поэтому можно сказать, что значительная роль в «Шамаханской царице» была для него предопределена. А вот идея свести Князя с Юлием едва ли лежала на поверхности (до четвёртого фильма персонажей вообще ничего не связывало), но стала настоящей находкой картины.

Юлий способен вызывать раздражение самой своей природой (и деталями внешности), но в роли вынужденного проводника, а потом и единственного защитника Князя он почти симпатичен и определённо забавен. Даже в озвучивании персонажа проявляются человеческие нотки, когда он, до смерти напуганный, шёпотом кричит имя Алёши Поповича.

В свою очередь поражённый чарами Шамаханской Царицы Князь тянет на звание самого интересного персонажа фильма (если не всей франшизы в целом). Он не становится безвольным и послушным зомби, а переживает страсть и одновременно комплекс неполноценности. Сцена, в которой Князь придирчиво разглядывает себя в зеркале, уморительна без всяких слов — небывалый случай для богатырского мультфильма!

К слову, эта сценка хороша и с точки зрения визуализации: нарядная, но не броская, наполненная деталями, но хорошо читаемая. И хотя далеко не весь фильм производит настолько же приятное впечатление (скорее наоборот!), конечно же, «Шамаханская царица» выглядит богаче и солиднее своих предшественников, в первую очередь в прорисовке. Это настолько очевидно, что нет нужды вдаваться в подробности, достаточно заметить, что, хотим мы того или нет, картина надолго установила эталонный облик богатырского мультфильма. Если кадры из «Шамаханской царицы» чередовать с кадрами из «Морского царя», то с точки зрения визуализации особой разницы видно не будет. Другое дело, разница содержательная. Тут «Шамаханской царице», подчас, есть, чем удивить. Меня, например, впечатляет и очаровывает кадр в темнице, где богатыри узнают в напавшем на них незнакомце своего старого знакомого — Юлия. Момент, безусловно, комичный, но удачный выбор ракурса, драматичное освещение и кажущаяся такой естественной растрёпанность богатырей придают ему пугающую, мистическую нотку. Можно подумать, что богатыри поймали беса!

Выполняя в некотором смысле собирательную роль, «Шамаханская царица» возвращает на экран максимально возможное число персонажей трёх предыдущих фильмов, в том числе Любаву из «Алёши Поповича», Настастью Филипповну из «Добрыни Никитича» и Алёнушку из «Ильи Муромца». Отныне и впредь девушки составляют команду жён богатырей, хотя в случае Алёши и Ильи факт официальных браков можно только подразумевать. Идея хорошая, так как вечно попадающим в беду богатырям необходима какая-никакая, а поддержка, особенно в щекотливых ситуациях вроде встречи с Шамаханской царицей. Попутное благо — жёны предотвращают дефицит женских образов в богатырских фильмах, пусть и формально. Дело в том, что назвать жён сколько-нибудь сложными персонажами я не могу и в их дружбу не верю. Любава, Настасья и Алёнушка представлют собой определённые стереотипы поведения замужней женщины: покладистая, стервозная и увлечённая, соответственно. И общее у них только одно — статус богатырской жены, о котором они сами говорят не без гордости. Впору возмутиться предвзятым отношением к женскому полу, но на фоне по-настоящему сильного женского образа Шамаханской царицы примитивность образов богатырских жён можно и простить.

В целом, по меркам богатырского цикла фильм «Три богатыря и Шамаханская царица» выглядит очень сильно, пусть по сути ему куда больше подошло бы название «Князь Киевский и Шамаханская царица». И на этом можно было бы и закончить, но я не постесняюсь вернуться всё к той же краеугольной сцене создания картины «Богатыри» и обратить внимание на оружие богатырей. Вообще-то, Алёша Попович с детства лук в руках не держал — с какой стати ему с ним позировать? Но ещё хуже ляп с мечом Добрыни Никитича — на крупном плане гарда выглядит совсем не так, как на общем. Ну, вот что это за подход такой?

Комментарии ()


Новости и обновления