17.06.15 В гостях у «Мельницы»

Учитывая моё трепетное отношение к рисованной анимации, а тем более к той её разновидности, которую я зову про-диснеевской манерой, мне рано или поздно следовало побывать на анимационной студии «Мельница» в Санкт-Петербурге. Особенно после того, как весной 2014 года она переехала в своё собственное здание. И вот случилось предоставился. Хотя, разумеется, я не напрашивался на экскурсию, а приехал, чтобы взять интервью у режиссёра Владимира Торопчина для Сайта о про-диснеевской анимации.

Лично у меня отношение к большинству мультфильмов студии «Мельница» крайне критическое, однако мне интересны подробности их создания. Не сомневаюсь, что такая информация тем более интересна многочисленным поклонникам этих мультфильмов. На возможность получить подробности я и рассчитывал, хотя и понимал, что Владимир не сможет или не захочет ответить на все мои вопросы, хотя бы по причинам корпоративной этики.

Отчасти так и получилось. Какие-то из намеченных заранее тем я сам решил не поднимать (например, про отсутствие в богатырских мультфильмах понятия Святая Русь), какие-то затронуть не успел (например, про примеры «блестящей» анимации в мультфильмах «Мельницы»). Наконец, на некоторые темы Владимир говорил с неохотой и в итоге попросил соответствующие ответы не публиковать. Впрочем, сразу успокою, что ничего ценного из интервью не выпало.

Сразу после беседы у меня было чувство выполненной задачи, но не было чувства полного информационного насыщения. Мне хотелось бы слышать меньше общих слов о том, что создание большого мультфильма  — это сложная творческая задача, и больше конкретных примеров и сюжетов. Но после расшифровки записи беседы её ценность для меня выросла  — только тогда я осознал, насколько искренне и непосредственно отвечал Владимир. Эти качества интервью я постарался сохранить при публикации.

Кстати, перед тем, как начать запись интервью, Владимир показал мне довольно продолжительный кусок из начала находящегося в производстве мультфильма «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», уверяя, что это черновой материал и в нём ещё много чего надо исправлять. На самом деле, то, что я увидел, выглядело настолько близко к финальному виду, насколько я вообще могу об этом судить, только голоса персонажей были ещё черновыми. Эпизод, в котором Урфин заполучает живительный порошок и пытается найти ему применение, оставил положительное впечатление, так как сделан с уважением к первоисточнику  — замечательной книге Александра Волкова. Особенно мне понравился игрушечный клоун (в книге его зовут Эот Линг), отдельные части тела которого соединены резинками, что предоставляет массу возможностей для визуальных гэгов.

Саму студию я видел по большому счёту мельком, хотя Владимир любезно провёл меня по основным помещениям и в общих словах объяснил, что есть что. По моим очень приблизительным оценкам площадь помещений трёхэтажного здания составляет около 3 тысяч квадратных метров, что немало, но едва ли соответствует тому количеству проектов, которыми занимается студия. Логично, что в перспективных планах  — строительство в непосредственной близости от уже действующего здания второго корпуса бОльшей этажности. Пока же даже режиссёры занимаются решением творческих задач в стеснённых, на мой взгляд, условиях. Отделы анимационной мастерской разбросаны по комнатам, но, что любопытно, многие из этих комнат оснащены окнами в коридор от пола и до потолка. Очевидно, это сделано с прицелом на экскурсии, чтобы посетители не очень сильно мешали работе сотрудников. Из коридоров комнаты выглядят одинаково, отличаясь только крупно написанными номерами. При студии есть столовая, однако я не увидел ничего для физической разминки или занятий спортом. Некоторые сотрудники для разминки используют надувные гимнастические мячи.

Местом сбора сотрудников может выступать просторное фойе на первом этаже, достопримечательностями которого являются постеры мультфильмов, телевизоры, демонстрирующие эти мультфильмы без остановок, и стеклянная витрина с наградами и призами. Основное предназначение первого этажа  — размещение административных служб, кабинетов руководства и тон-ателье для записи звука к фильмам. Основными цветами интерьера выбраны чёрный и зелёный, характеризующие, по словам Владимира Торопчина, близость к земле.

На втором этаже размещены отделы, имеющие отношение к трёхмерной, то есть полностью компьютерной анимации  — я видел аниматоров, занятых одушевлением персонажей «Урфина Джюса». Пространство этого этажа заполнено оттенками розового цвета, который символизирует зарю. На этом этаже оборудовано место для перерыва на чай/кофе и на этом же этаже мы записывали интервью.

Третий этаж, который можно было бы назвать голубым из-за преобладающего цвета в интерьере, выглядит самым жизнерадостным из всех. Кроме цвета, символизирующего небо, оживление вносит выставка примеров творчества сотрудников студии, не имеющего отношения к анимации. Коридор воспринимается более обжитым. Как бы там ни было, на этом этаже идёт работа над рисованными проектами студии  — я видел рабочие места прорисовки и заливки. Рабочий процесс уже почти полностью цифровой, однако, без бумаги по-прежнему не обойтись  — она нужна для эскизов, черновой анимации, экспозиционных листов и многочисленных распечаток. И это здорово, так как, во-первых, оставляет возможность своими руками прикоснуться к чуду анимации, а, во-вторых, является неиссякаемым источником драгоценных сувениров для посетителей.

Не стану кривить душой, здание студии, его мебель и интерьеры выглядят нарочито броско и откровенно бюджетно. Но многие ли студии России могут похвастаться хотя бы этим? Не уверен. Зато я обратил внимание на рабочие столы прорисовщиков  — они сделаны на заказ и выглядят очень добротными! Поэтому в целом, как мне кажется, за коллектив «Мельницы» можно только порадоваться. Кстати, я буду рад, если кто-то из сотрудников студии, кто прочтёт эту заметку, дополнит или поправит меня в комментариях.

Комментарии ()


Назад в 'Новости и обновления'