Холодное сердце

Алексей КОБЕЛЕВ, 05.12.2013. Версия для печати здесь

В декабре 2009 года продюсер Питер Дель Вечо официально объявил, что следующим после «Принцессы и лягушки» диснеевским рисованным мультфильм станет экранизация сказки Ганса Христиана Андерсена «Снежная королева». Студия флиртовала со знаменитой сказкой не первый год, но до стадии производства довести никак не могла. Казалось бы, время пришло! Увы, через несколько дней после анонса не стало Роя Диснея, главного защитника рисованной анимации, а потом «Принцесса и лягушка» не оправдала коммерческих ожиданий руководства Disney, и это свело шансы новых рисованных полнометражных проектов к нулю. Картину с рабочим названием «Анна и Снежная королева», «заморозили». Разумеется, не в первый раз, но легче от этого не становилось.

Всё изменилось после на удивление тёплого приёма публикой и критиками, представляющими средства массовой информации, компьютерного мультфильма «Рапунцель: Запутанная история», когда студия Disney убедилась, что на, казалось бы, уже давно не интересующих зрителей сказках о принцессах рано ставить крест. И «Снежную королеву» пробудили к жизни с намерением, как можно скорее повторить успех неожиданного хита. Как можно скорее не получилось  — потребовалось два года на отшлифовку сценария, причём на полпути этого процесса, в декабре 2011 года компания Disney озвучила новое название для проекта. Будущий компьютерный мультфильм отныне именовался «Frozen» («Замороженное») в манере  — какое совпадение!  — американского названия «Рапунцель»  — «Tangled» («Запутанное»). Зато на производство картины в январе 2013 года было выделено всего лишь 10 месяцев. Не вопрос! Ведь студия уже не первый год работала в таком безумном темпе  — и «Рапунцель», и «Ральф» снимались буквально в режиме цейтнота. Впрочем, на этот раз было кое-что совсем необычное. В ноябре 2012 года, всего за пару месяцев до начала работы над анимацией мультфильма было объявлено, что у первоначального режиссёра проекта ветерана Криса Бака появилась напарница. Молодая сценаристка Дженнифер Ли, перу которой принадлежала окончательная версия сценария картины, удостоилась чести стать первым в истории полнометражной анимации Disney режиссёром женского пола.

И вот, месяцы напряжения всех сил анимационной студии Disney позади. Долгожданный мультфильм о принцессе Эльзе, наложившей ледяное заклятье на свой собственный город, и её сестре Анне, вознамерившейся это заклятье снять, подобно снежной лавине покоряет американский кинопрокат, а в ближайшие дни появится и у нас.

Не стану кривить душой, вплоть до самого последнего времени мною владело стойкое негативное предубеждение по отношению к анимационной ленте. Слишком уж много тревожных сигналов поступало за последнее время, начиная с новостей об очередных увольнениях ветеранов Disney и заканчивая построенной на непрекращающихся остротах рекламной кампанией. Большинство эскизов картины, постеров и видеофрагментов производили на меня удручающее впечатление. И даже российский вариант названия мультфильма  — «Холодное сердце»  — казался мне неудачным ввиду чрезмерной схожести с названием «Храбрая сердцем». Лишь ближе к премьере меня в какой-то мере обнадёжили многочисленные положительные отзывы, которые подчеркивали, что «Холодное сердце» неожиданно хорошее кино, провоцирующее на сравнения с самыми любимыми диснеевскими историями!

Что же, с удовольствием признаю, что это действительно так. Мультфильм совершенно не такой легкомысленный, каким его представляет «отмороженная» рекламная кампания. И не такой безвкусно-вторичный, каким кажется на постерах. «Холодное сердце» трогательный, интригующий и в известной мере самобытный мультфильм, достойный того успеха, который он демонстрирует в кинопрокате. Однако я бы не преувеличивал его художественные достоинства и производственные ценности  — далеко не всё в мультфильме меня порадовало. Но начну с хорошего.

Что действительно и без каких-либо оговорок удачно в картине, так это песни, которые написали работающие вместе супруги Роберт Лопез и Кристен Андерсон-Лопез, а на музыку положил композитор «Бумажного романа» Кристоф Бек! Возможно, для многих зрителей станет сюрпризом, что «Холодное сердце» очень музыкальный фильм, потому что в рекламной кампании это не акцентируется, но удивление будет приятным! У меня нет никаких сомнений в том, что львиная доля дифирамбов к картине и проведение параллелей, например, с «Красавицей и Чудовищем» обуславливается в первую очередь ролью музыки. В «Холодном сердце» целых восемь песен (песенка «Олени приятнее, чем люди» не в счёт) разной степени эффектности и мелодичности, от почти необязательной, озорной песни «Неполадки», которую поют тролли, до песни Эльзы  — главного музыкального номера картины, созданного явно с прицелом на премию «Оскар». Все вместе они формируют очень мощную звуковую дорожку, усиливающую каждый значительный перепад настроения фильма и порой причудливо сплетающую в одно различные эмоции персонажей. Отрадно, что российский зритель не в обиде  — песни локализованы на очень высоком уровне. Перевод в меру точен, а исполнение, на мой непрофессиональный взгляд, безукоризненно! Более того, ввиду того, что меня раздражает тембр голоса Идины Мензел, наша версия песни «Отпусти и забудь» («Let It Go») в исполнении Анны Бутурлиной мне нравится намного больше оригинала!

Особенно приятное впечатление на меня произвела песня «Это моя любовь» принцессы Анны и принца Ханса об идеальном свидании. Мало, кто её отмечает, считая проходной, а вот меня настолько восхитила непринуждённость и изобретательность её видеоряда, что именно в момент её звучания я полностью избавился от предубеждений и признался сам себе в приязни к мультфильму! Ну, правда, эпизод воспламенения того, что зовут любовью с первого взгляда, очень хорош и вызывает самые трепетные ассоциации с диснеевскими шедеврами 1990-х годов.

Как и в случае «Рапунцель», поющие и танцующие персонажи диснеевского мультфильма совсем не выглядят нелепо (если только обратное не подразумевается художественным замыслом). Заметно помолодевшая в связи с уходом ветеранов команда аниматоров студии достойно держит марку даже без патронажа великого Глена Кина, который оставил анимационную карьеру в 2012 году. Не скажу за всю персонажную анимацию мультфильма, но главные герои, в первую очередь сёстры-принцессы Анна и Эльза, оживлены на бескомпромиссно высоком уровне качества! Анимация вернула девушкам те индивидуальные черты, которые присутствовали на рисованных эскизах, но были утеряны при трансляции в бездушные цифровые модели. И это замечательно! Потому что воспринимать девушек, как пару чуть-чуть отрегулированных копий модели Рапунцель, было слишком досадно.

Кстати, впечатлённый привезённой из Норвегии аудиозаписью местного хора композитор Кристоф Бек именно в этой стране записывал вступительную песню мультфильма.

Многие отмечают великолепие визуального ряда мультфильма, а сама компания Disney с удовольствием рассказывает, что съёмочная группа изучала природу образования снежинок, ездила в Вайоминг и Канаду, чтобы лучше узнать физику снега и льда, а также в Норвегию, чтобы аутентично представить в мультфильме элементы скандинавской культуры (замечу, что ни Крис Бак, ни Дженнифер Ли в поездку не попали). Конечно же, собранные в Норвегии материалы, в частности особенности местной архитектуры и принципы росемалинга  — норвежской декоративной живописи, пригодились в работе и отражены в финальной картинке. И результат, безусловно, достоин большого экрана, как с точки зрения работы художника-постановщика, так и с точки зрения уровня детализации компьютерной графики  — высшая лига, что тут скажешь.

Но всё-таки давайте посмотрим правде в глаза! В целом «Холодное сердце» выглядит практически так же, как другие современные компьютерные мультфильмы. Если и есть нюансы, возвышающие картину над другими, то я, честно говоря, затрудняюсь их сформулировать, да и не верю, что обычные зрители их заметят. Дело в том, что прогресс, измеряемый только количественными параметрами, не может удивить. Если сказать зрителю, что на голове принцессы Анны 420 тысяч прядей волос, против «жалких» 27 тысяч прядей у Рапунцель (а именно это и заявляется создателями), он, конечно, удивится, но не мастерству или дотошности создателей мультфильма, а тому, зачем это делать, если особой разницы в любом случае не видно! Зато, если приглядеться, видно, что мост, который лихо выстраивает Эльза, состоит из ломаных, а не гладких поверхностей. На такой просчёт даже неловко указывать.

Кстати, самой эффектной сценой «Холодного сердца» многие называют возведение ледяного замка Эльзы. Спору нет, сцена запоминается и выглядит здорово. Но я ожидал большего. Какого-нибудь неожиданного прочтения, более смелого и не такого банального решения, как предложенная Джоном Лассетером трансформация замка из снежинки. И да, разумеется, в мультфильме сильные анимационные эффекты, часть из которых, кстати, реализована средствами рисованной анимации, например в сцене замораживания фонтана, но, вот ведь незадача, профессионалы из Голливудского отделения Международной ассоциации мультипликационного кино, например, не посчитали их достаточно выдающимися, чтобы претендовать на престижную профессиональную награду «Annie» (притом, что в общем зачёте у «Холодного сердца» целых 10 номинаций, как у «Университета монстров»). От себя замечу, что даже снег в мультфильме, иногда вполне себе убедительный, подчас совсем не похож на настоящий.

Мне кажется, будь у команды мультфильма чуть больше времени на производство, «Холодное сердце» выглядел бы богаче. А сейчас даже с учетом темы истории в нём поразительно мало жизни. В лесу мало животных, в небе мало птиц, на пристани не видно чаек. Даже население города, которое представлено самой разнообразной с точки зрения одежды, причёсок и физических параметров массовкой в анимационной истории Disney, являет собой подборку ухоженных и аккуратно причёсанных людей  — не припомню ни бродячих собак, ни кошек, ни городских чудаков. С этим вполне можно мириться, без компромиссов на производстве анимации не обойтись, но одновременно не стоит ожидать, что стерильный мир города Эрендейла будет по-настоящему интересен. Хуже того, создатели «Холодного сердца» не нашли по-настоящему сочных деталей для изображения холодов, обрушившихся на город по вине Эльзы, не захотели в красках показать весь ужас обледенения. Зритель не может представить даже масштабов бедствия! Борьбу с холодом олицетворяет заботливый принц Ханс, который раздаёт жителям тёплые пледы, в то время как на самом деле нам следовало бы показать небо над городом, заполненное дымом каминов, печей и костров. Наконец, откровенно дешёвым выглядит решение сделать одинаковыми всех каменных троллей, ведь ничего не мешало варьировать хотя бы их размеры и расцветку.

Самым спорным компонентом «Холодного сердца» предстает, безусловно, снеговик Олаф, который появился на свет, благодаря магии Эльзы. Причем плохо не то, что он мало похож на снег, а то, что у него невероятный для его возраста жизненный опыт и даже вполне себе устоявшиеся представления о правильном и неправильном. Могу ошибаться, но хочу верить, что в жизни студии Disney были времена, когда такое было неприемлемым. Например, оживленный Голубой Феей деревянный Пиноккио не знал об окружающем мире практически ничего. Именно поэтому его похождения могли помочь маленьким зрителям научиться понимать цену поступкам и проводить грань между легким, но вредным, и трудным, но полезным. Для «Холодного сердца» это вообще не тема. Персонаж задуман стать неунывающим, а если нужно, то и наглым клоуном, поэтому у него в запасе уже есть необходимый минимум знаний для острот без каких-либо дополнительных объяснений. Неприятно признавать, но это работает, во многом из-за того, что снеговик, в отличие от Пиноккио, не главный герой мультфильма и не обязан служить ролевой моделью. В конечном счёте, Олаф очень даже обаятельный персонаж, способный понравиться как юному, так и зрелому зрителю.

Однако его песня «Лето», на мой взгляд,  — одна из низших, наименее проработанных точек мультфильма. При всей своей необязательности, момент всё равно мог бы стать не менее запоминающимся эпизодом, чем, например, песня львёнка Симбы в «Короле Льве». Но нет, создатели «Холодного сердца» не нашли более стилизованного визуального решения, чем упрощение текстур и освещения до нарочитого примитива.

Вместо того чтобы иллюстрировать наивность и нелепость представлений снеговика о лете абсурдом и гротеском, сценаристы наполнили эпизод анахронизмами типа солнечных очков и пляжного зонтика. Да, да, мы в курсе, что никто не рассказал Олафу о том, что жара плавит лёд, но зато, видимо, ему рассказали о пользе солнечного загара. Право, даже песня медвежонка Винни о мёде, которую написали всё те же супруги Лопез, была куда более логичная и изобретательная!

В кинотеатрах перед сеансами «Холодного сердца» демонстрируется новый короткометражный мультфильм с участием Микки Мауса «Конь-огонь», воссоздающий атмосферу, стиль и рискованный юмор короткометражек конца 1920-х годов. Любопытно, что его постановщиком также выступила дама! Причем Лорен МакМюллан работала соло! Мультфильм, филигранно соединяющий старинные и современные технологии анимации, заслуживает отдельного разговора, а здесь я хочу обратить внимание, что его желательно смотреть в стерео! Сами поймёте, почему!

И, тем не менее, несмотря на все оговорки, я не могу не подчеркнуть  — мультфильм хорош! Особенно его первая половина, насыщенная событиями, знакомствами, остроумными находками. Разумеется, поклонники диснеевской анимации не должны упускать возможность увидеть «Холодное сердце» в кино! В том числе и потому, что мультфильмы, претендующие быть серьёзными, так редки в наши дни. Да, картина проигрывает в сравнении с «Рапунцель», но зато выглядит очень достойно на фоне многочисленных бессмысленных сиквелов. Я уж не говорю о том, как редки мультфильмы, главными героями которых выступают представительницы прекрасной половины человечества. Вообщем, советую!

А теперь давайте переведём дыхание и решим, хотите ли вы читать дальше? Сейчас самый лучший момент для паузы. Продолжить чтение можно будет уже после просмотра «Холодного сердца»... Но, разумеется, можно и сразу двигаться дальше! Я углублюсь в проблемы «Холодного сердца», но неожиданные повороты сюжета афишировать не стану.


Формула «Холодного сердца»

Пришла пора поговорить о более глубинных проблемах «Холодного сердца». По словам режиссёров, изначально Эльза задумывалась злодеем, но Джон Лассетер, который вообще не жалует злодеев, настоял на том, чтобы этот «односложный» персонаж получил причину для того, чтобы быть злодеем. Всё ради того, чтобы сделать персонаж более интересным, а главное  — более сложным. Такое устремление, кстати, даёт очевидный ответ на вопрос, почему нельзя было просто придерживаться истории «Снежной королевы» Ганса Христиана Андерсена? Потому что персонаж Снежной королевы в книге остаётся не только непостижимым, но и не раскрытым. В книге даже спасение Кая Гердой происходит в отсутствие владычицы. Прочитав вечернюю молитву, Герда слезами растопила обледеневшее сердце Кая и заставила его выплакать осколок искажающего истину зеркала. Но для современной западной анимации, похоже, просто неприемлемо не попытаться залезть в душу злодея, потому что, если его мотивы не укладываются в человеческую логику, он считается примитивным (в этом главный упрек американцев в отношении советской экранизации «Снежной королевы»).

И создатели «Холодного сердца» главным мотивом поведения Эльзы определили вполне доступный для понимания страх принцессы перед своей собственной силой. Проблема в источнике этого страха. Уже посмотревшие мультфильм зрители, знают, кто именно заставил её бояться на протяжении всей сознательной жизни, кто по недоразумению (или нарочно?) одарил главных героев ненужными страданиями, оказав медвежью услугу. Как результат, вместо непостижимой сущности Снежной королевы мы получили подростка-мутанта, запутавшегося в последствиях, казалось бы, благих намерений. Разумеется, Эльза не виновата в том, что творит, и заслуживает сочувствие, но, учитывая, что её проблемы навязаны странностью сценария, неужели только я чувствую себя немного обманутым. Кстати, я бы с большей готовностью поверил в добровольное заточение Эльзы в случае, если бы она, например, стала невольной причиной смерти своих родителей.

На этом месте можно было бы заговорить о более приземленных вещах, вроде вопросов, какими радостями Эльза планировала коротать свой досуг в ледяном дворце и чем собиралась утолять свои естественные потребности, вроде еды и питья? Одним словом, обсудить дыры сюжета. Но гораздо важнее отметить, что создатели «Холодного сердца» даже не попытались дать оценку способностям Эльзы. Для них нет противоречия в том, что сила девушки распространяет смерть, но одновременно способна пробудить жизнь, и даже походя, не задумываясь, наделить её разумом! Для авторов картины сила Эльзы  — это всего лишь инструмент, который при неумелом использовании может обернуться катастрофой, вроде той, что произошла в мультфильме «Облачно, возможны осадки в виде фрикаделек». В «Холодном сердце» на Эрендейл нисходит вечная зима, но с таким же успехом городок могли наводнить миллионы забавных снеговиков. В чем же послание фильма? Выходит, в необходимости учиться пользоваться своими волшебными способностями. И, до кучи, в уроке о неразумности поспешных помолвок. А намёки на волшебную силу любви  — это сумбур, особенно ярко выраженный в развязке картины, которая выглядит выстраданной как в организационном, так и в логическом отношениях. Потому что сбор всех героев в одно время в одном месте  — это просто чудесное совпадение какое-то, а уж понимание, кто кого в итоге спасает, вообще  — головоломка.

Обычно я не люблю говорить о формулах, по которым якобы создан тот или иной мультфильм, но в случае «Холодного сердца» от их упоминания трудно воздержаться. В картине нашлось место, кажется, всем штампам современного анимационного кино  — толика универсальной и деликатно показанной трагедии для сочувствия (здравствуй, «Тарзан»!), глупый, но считающий себя авторитетным и полезным оруженосец (салют, «Планета сокровищ»!), неожиданный, до этого тщательно маскируемый поворот сюжета (привет, «Атлантида: Затерянная империя»!), почти убедительный плохой конец (а вот и ты, «Рапунцель: Запутанная история»). Следование формулам не большой грех, ведь у каждого мультфильма аудитория хотя бы частично состоит из неискушенных зрителей (тем более, если мы говорим о детях), но, определенно, это компромисс с совестью.

И хотя совсем необязательно, что большинство важнейших решений о том, каким быть «Холодному сердцу», были продиктованы коммерческим расчетом, они, безусловно, выдерживают проверку на коммерческую целесообразность. Волшебной силой наделена принцесса? Очень хорошо, пополним коллекцию принцесс Диснея! У принцессы со способностями есть сестра? Замечательно, сделаем в два раза больше кукол! Песни пишут профессионалы с Бродвея? Отлично, со временем адаптируем историю для мюзикла! Образ Эльзы дополнен платьем современного фасона и туфлями на шпильке? А почему бы и нет, юным зрительницам будет что обсудить! Напротив, крайне трудно найти в анимационной ленте сознательное или непреднамеренное решение, связанное с тем или иным коммерческим риском. Таким образом, в коммерческом отношении кино в полной безопасности  — очень может быть, что «Холодное сердце» станет первым диснеевским мультфильмом, превзошедшим свою одногодку от студии Pixar, но вот рассчитывать на лестные эпитеты в категориях искусства анимации картине сложнее.

Комментарии ()
Моя критика