Распечатано с «Сайта о про-диснеевской анимации» — www.prodisney.ru

Мультфильм стариков

Созданная в не самые выдающиеся для диснеевской анимации времена «Книга джунглей», тем не менее, удивительно незаурядный мультфильм. Само собой, это последняя анимационная лента, снятая под контролем Уолта Диснея, но это ещё и фантастически успешное кино. Я думаю, даже легендарную «Белоснежку» массовый зритель знает хуже, чем «Книгу джунглей», и на данный момент не вижу лучшего кандидата для разбора ролей конкретных диснеевских аниматоров в духе прошлогодней заметки про аниматоров «Лиса и Пса». В каком-то смысле новый материал должен быть даже более интересным, так как важных аниматоров в «Книге джунглей» совсем немного, а сюжет в фильме ясный и запоминающийся.

Начать надо с пояснения, что к 1960-м годам анимационное производство Диснея сильно съёжилось. Персонажной анимацией скромного «Дамбо» занималось порядка 40 аниматоров! Трудно поверить, но «Книге джунглей» хватило одного десятка. Именно малочисленностью диснеевской команды я всегда объяснял самому себе низкий темп выпуска диснеевских мультфильмов в 1960 — 1970-х годах и подразумевал, что анимация каждой новой полнометражки требовала, наверное, не меньше трёх лет работы! В случае «Книги джунглей» это означало бы период с лета 1964 года по лето 1967-го. Как бы не так! На самом деле, порядка трёх лет ушло на разработку картины (на рубеже 1963-1964 года Дисней перезапустил работу чуть ли не сначала, настояв на изменении тона серьёзной на тот момент истории), прежде чем в мае 1966 года стартовало производство анимации. Любопытно, что, судя по всему, первыми в работу пошли самые энергичные эпизоды мультфильма: песня Балу, знакомство с Каа (даром, что это ночной эпизод), выступление короля Луи, манёвры слоновьего патруля. Анимация стервятников была в разгаре в момент ухода Уолта Диснея из жизни. Олли Джонсон вспоминал, что последний раз, когда аниматоры видели Уолта (за полтора месяца до смерти), босс сделал комплимент его анимации девочки из деревни.

Анимация картины была завершена где-то за год, причём, насколько я знаю, на производстве не было ни цейтнота, ни отставания от графика. Такую слаженность и эффективность можно объяснить тремя благоприятными факторами. Во-первых, мультфильм очень рационально спланирован — везде, где только возможно, на экране присутствует лишь один персонаж. Во-вторых, режиссёр «Книги джунглей» Вольфганг Рэйтерман мастерски и масштабно практиковал многократное использование одной и той же анимации, особенно в сценках, не включающих актёрскую игру. В-третьих, и это, наверное, самое важное, основу команды аниматоров составляли опытнейшие художники. Основу составляли диснеевские «старики» — условные, потому что, за исключением Эрика Ларсона, это были люди моложе 60 лет! Чтобы оценить их вклад, я попробую разобрать роль каждого аниматора мультфильма в порядке увеличения личного вклада в анимацию. При этом единицей измерения будет фут киноплёнки финальной версии картины (в одном футе 16 кадров, в трёх футах — две секунды анимации).


220 футов
Фред Хелмич
Fred Helmich

По сравнению с большинством других аниматоров мультфильма Фреда Хелмича можно считать молодым, но к моменту работы над картиной за его спиной было уже почти двадцать лет работы на студии Диснея. Флойд Норман рассказывал, что Хелмич вырос в нацистской Германии, состоял в организации «Гитлерюгенд» и даже видел Гитлера на массовых мероприятиях. К счастью, его семья успела переехать в США до начала Второй мировой. В «Книге джунглей» Хелмич играл скорее вспомогательную роль, получая отдельные сценки, вроде момента падения Балу с обрыва, когда над его головой раскалывается каменная глыба, или попытки Багиры выкрасть Маугли незаметно от обезьян. Но, самое важное, наряду с Джоном Лоунсбери Фред анимировал Шерхана в сценах битвы (в основном на общих планах).


250 футов
Джон Юинг
John Ewing

Впрочем, самым молодым аниматором «Книги джунглей» был Джон Юинг, которому было... немногим менее сорока лет. На момент написания этой заметки Джон Юинг — единственный остающийся в живых аниматор «Книги джунглей». До позиции аниматора он дослужился незадолго до начала работы над мультфильмом, но в марте 1967 года уволился, а уже в сентябре перебрался в Новую Зеландию. В «Книге» Юинг оставил больше анимации, чем Хелмич, но гордиться особо нечем. Это либо сцены с массовкой, вроде проходных кадров со слонами и рядовыми обезьянами, либо обрывочные общие планы с основными персонажами (нередко в повторном использовании). Запоминающейся можно считать, разве что, сценку с камнем, приземляющимся на хвост Багире в момент бегства из рушащегося храма. А ещё именно Юинг анимировал длинную сцену с передачей Маугли из «рук в руки» на основе аналогичной сцены из мультфильма «Приключения Икабода и Мистера Тода» (подробнее здесь).

Два примечательных факта. Во-первых, если верить воспоминаниям Джона, на студию он попал в том же наборе стажёров, что и Дон Блат, и только они двое остались на студии. Во-вторых, сын Джона, Сэм Юинг, тоже занимался анимацией, сыграв не последнюю роль на анимационной студии Disney во Флориде — в частности, выступил главным прорисовщиком Стича в «Лило и Стич».


250 футов
Уолт Стэнчфилд
Walt Stanchfield

Строго говоря, в дни работы над «Книгой джунглей» Уолт Стэнчфилд был не аниматором, а личным ассистентом, фактически прорисовщиком Олли Джонсона, но, подхватывая сценки то тут, то там, накопил материала на место в титрах картины. В начале 1970-х годов Уолт получил шанс стать полноценным аниматором, однако в анимации оставил след не столько оживлением персонажей, сколько незаурядными преподавательскими способностями. В «Мулан» есть сценка со старичками, играющими в настольную игру. Это Стэнчфилд (слева) и Билл Мэтьюз, увековеченные восхищёнными учениками. В «Книге джунглей» Уолту довелось анимировать полные стремительного действия кадры с Балу, терпящим издевательства обезьян (самих обезьян мастерски оживил Хэл Амбро, покинувший студию Диснея на ранних стадиях работы над «Книгой джунглей»). Также Уолт анимировал Маугли в ряде продолжительных эпизодов сольной анимации Олли Джонсона и в некоторых сценах схватки с Шерханом.


420 футов
Эрик Ларсон
Eric Larson

На пике карьеры самый пожилой из аниматоров «Книги джунглей» (1905 года рождения) и обладатель самого большого стажа не уступал остальным «старикам» ни в авторитете, ни в производительности. Однако, неудачный режиссёрский опыт в «Спящей красавице» подорвал карьеру Ларсона — после вынужденного возвращения к анимации персонажей его роль таяла от фильма к фильму. Вклад Ларсона в анимацию «Книги джунглей» несоизмерим с прежними достижениями в «Золушке» или «Питере Пэне». В зачёт аниматора входят небольшой эпизод разлада Маугли и Багиры в начале фильма и множество сценок со стервятниками, в которых они сочувствуют Маугли, потом танцуют, потом пугаются тигра, а потом даже выручают Маугли. Достойны упоминания также прогулка Маугли по упавшему дереву и коротенький момент, в котором Балу щекочет короля обезьян Луи, заменяющего собой колонну дворца.


В материале об анимации «Лиса и Пса» я называл «ведущими» тех аниматоров, чья полная должность в титрах мультфильма обозначалась как «supervising animator». И упомянул, что Глен Кин, Рон Клеменц и Рэнди Картврайт стали первыми представителями молодёжи, добившимися должностей ведущих аниматоров. Но я не обратил внимания на то, что «Лис и Пёс» стал первым диснеевским мультфильмом с подобной должностью со времён «Бэмби»! В течение десятилетий главных аниматоров указывали в титрах как «directing animators», то есть «руководящие аниматоры» в буквальном переводе. Не углубляясь в вопрос отличий терминов, я написал, что в «Спасателях» Дон Блат удостоился той же чести, что и Кин, Клеменц и Картврайт. Не совсем той же. Разница станет более очевидной, если слово «supervising» перевести не как «ведущий», а как «надзирающий». После «Спасателей» играть роль «руководящего аниматора» стало невозможно — должность исчезла в момент ухода диснеевских «стариков».

В отличие от аниматоров персонажей, руководящие аниматоры обладали толикой режиссёрских полномочий, то есть имели возможность контролировать игру всех персонажей в нескольких сценках подряд или даже в целом эпизоде. В «Книге джунглей» этим правом владели Джон Лоунсбери, Фрэнк Томас, Милт Кахл и Олли Джонсон. Время от времени они могли лично представлять свою работу Диснею (рядовые аниматоры пересекались с Уолтом крайне редко и мимоходом — Джон Юинг встретил его лишь однажды в студийном лифте).


490 футов
Джон Лоунсбери
John Lounsbery

Пример Джона Лоунсбери (официально одного из диснеевских «стариков») показывает, что роль руководящего аниматора не влечёт автоматического попадания в список самых производительных аниматоров. Его анимация присутствует на экране лишь порядка пяти минут с четверью. В первую очередь в эпизодах марша слоновьего патруля и уморительной инспекции, которую устраивает слонам полковник Хатхи в первой четверти мультфильма. Однако сценок собственно Джона в этой части гораздо меньше, чем принято считать. Сцены со слонихой Минифред и слонёнком, равно как и сцены с самим Хатхи, начиная с упоминания «креста Виктории», попали в копилки персонажных аниматоров. В третьей четверти мультфильма Лоунсбери вновь возвращается к анимации слонов, когда Хатхи, согласившись организовать поисковую операцию Маугли, отбирает добровольцев и начинает раздавать распоряжения.

В сцене битвы Джон анимировал самые яркие кадры с Шерханом и Балу, в том числе и тот, в котором тигр наносит медведю решающий удар.

Наконец, на счету Джона ярчайший (и, наверное, самый цитируемый) эпизод «Книги джунглей» — зажигательный танец короля обезьян Луи и замаскировавшегося под обезьяну Балу.


560 футов
Эрик Клеворт
Eric Cleworth

В своё время для меня стал откровением тот факт, что в «Спящей красавице» ни один из диснеевских стариков не работал над эпизодом схватки Принца Филиппа с драконом. Перевоплотившаяся Малефисента стала личным вкладом Эрика Клеворта. В «Книге джунглей» у аниматора было много работы — ему достались почти все сцены со слонихой Минифред, а также и сам полковник Хатхи в сценах воспоминаний и первого разговора с Багирой.

А ещё Эрик анимировал весь эпизод собрания волков (на основе эскизов Милта Кахла, разумеется) и несколько интересных кадров с королём Луи, в том числе его незабываемые прыжки через кольцо собственных длинных рук.


680 футов
Хэл Кинг
Hal King

Практически ровесник Фрэнка Томаса и Олли Джонсона, Хэл Кинг занимался диснеевской анимацией добрых три десятка лет, но так и остался обделённым вниманием историков анимации, если не считать пиксаровского режиссёра Пита Доктера, опубликовавшего примеры анимации Кинга. Любопытно, что на проекте «Леди и Бродяга» Хэл даже пробился в «руководящие аниматоры» (невиданное дело!), но другого такого шанса ему уже не выпадало. На позиции «рядового» аниматора Кинг анимировал быстрее и эффективнее любого из коллег своего ранга, и его вклад в «Книгу джунглей» значителен — более семи минут мультфильма тем или иным образом включают в себя его анимацию.

Самое замечательное в этом объёме, на мой взгляд, это сцены с персонажами-детьми. Кинг единолично занимался волчатами и их родителями в эпизоде знакомства с подкидышем, и, кажется, анимировал все сцены общения Маугли со слонёнком, сыном Хатхи. Среди других заметных сценок аниматора — реплики Маугли в адрес Хатхи («Это не твои джунгли!»), Луи («Я не такой сумасшедший, как ты!») и Каа («Ты обманул меня, Каа!»), а также кадры с Маугли, самостоятельно исполняющим танец Балу, кидающим камешки в водопад, грустящим у воды и привязывающим горящий куст к хвосту Шерхана.

Кинг немножко анимировал и Балу, так, например, именно в его сценках Балу теряет остатки маскировки, а после чудесного спасения восхищённо подводит итог встречи с королём Луи: «Вот это я называю — вечеринка!»


1000 футов
Фрэнк Томас
Frank Thomas

Если вы слышали, что самые знаменитые (и воспетые) из девятки диснеевских стариков Фрэнк Томас и Олли Джонсон на пару анимировали половину «Книги джунглей», то могли, как и я, посчитать такую оценку преувеличением. Нет, насколько можно судить, это отнюдь не преувеличение, особенно если в общем объёме анимации учитывать только оригинальную. Впрочем, Фрэнк существенно (и ожидаемо) уступил Олли в итоговом зачёте. Томас прославился довольно трудоёмким подходом к анимации — несмотря на предварительный анализ и скрупулёзный просчёт каждой позы и каждого жеста, окончательную форму рисунка он продолжал нащупывать даже в процессе рисования. Его анимация присутствует в сценах общей продолжительностью в 10 с половиной минут, причём Фрэнк анимировал целые эпизоды, почти не размениваясь на отдельные сценки и редко разделяя конкретную сценку с кем-либо ещё. Так, например, на его счету эпизоды представления Каа и Балу.

Несмотря на малую продолжительность первой встречи Каа с Маугли, Томас анимировал питона только до попытки мальчика позвать своего друга: «Ба-ба-багира!», передав эстафету Милту Кахлу. Возможно, из-за Багиры (Томас вообще не касался персонажа пантеры), но может ещё и потому, что следующие сценки не представляли вызова для актёрского мастерства аниматора. Примечательной особенностью момента можно считать заметно расставленные глаза Каа, змеиные черты которого здесь выражены ярче, чем во время второй встречи с Маугли.

Более продолжительный кусок анимации Томаса — знакомство Маугли с Балу, которое начинается со слов мальчика «Оставь меня в покое!», а заканчивается непосредственно перед песней о простых потребностях. Стоит заметить, что самое первое появление на экране медведя Томас уступил Олли Джонсону, а все кадры с Багирой — Милту Кахлу. Это нисколько не приуменьшает его заслуг в реализации сложного эпизода — первоначально Балу наталкивается на агрессию со стороны одинокого мальчика, но уже в конце эпизода они закадычные друзья.

Для персонажа, который появляется всего в одном эпизоде мультфильма, король обезьян Луи удивителен числом своих аниматоров. Эрик Клеворт изобразил его, сидящим на троне с бананом на голове. У Милта орангутан хватал Маугли за руку и кормил его бананами. А Джон Лоунсбери, как уже было сказано, оживлял персонажа во время танцев с Балу. В свою очередь Фрэнк Томас анимировал Луи во время исполнения песни «Таким как ты я стать хочу» и в попытках достать Фланки — обезьяну, изображающую из себя артиста. Самого Фланки также анимировал Томас.

Во второй половине мультфильма Фрэнк Томас поставил тяжёлый для Балу разговор с Маугли (часть сцен с мальчиком взял на себя Хэл Кинг) и весь эпизод с песней «Верь лишь мне» (Trust in Me). Гипнотическая песня питона полна забавных и остроумных находок, но сцена допроса Каа тигром Шерханом, на мой взгляд, её затмевает. В разговоре с тигром змею анимировал Милт Кахл, однако некоторые уморительные кадры всё-таки исполнены Томасом. Ужимки Каа в моментах, где он предлагает себя обыскать, показывает Шерхану свою середину, клянётся в искренности, а за глаза передразнивает, просто бесценны!


1160 футов
Милт Кахл
Milt Kahl

Гениальный и легендарный Милт Кахл определил финальный дизайн всех персонажей мультфильма. Каждый из аниматоров «Книги джунглей» так или иначе использовал эскизы Милта. А в личном зачёте лучшего аниматора студии порядка порядка 12 минут финальной версии мультфильма! Главным достижением, конечно же, является тигр Шерхан, вот только в картине его не так уж и много, да и возможность анимировать персонажа пришла довольно поздно. Эпизод второй встречи Маугли с Каа, включавший в себя первую направленную в анимацию сцену с тигром (Шерхан выходит из-за дерева и чинно ложится на землю), был раскадрован лишь летом 1966 года. Учитывая тот факт, что Уолт Дисней успел увидеть сцену анимированной, можно предположить, что Милт закончил её осенью 1966 года. Точно неизвестно, насколько был впечатлён Уолт. У Нила Гэблера в биографии Диснея можно прочесть, что на рабочей встрече у аниматора и Диснея возникли разногласия относительно способности тигра лазить по деревьям.

Милт Кахл лично анимировал все сцены с Шерханом вплоть до кадра, в котором тигр, предоставляя Маугли шанс убежать, доходит до счёта «четыре». Но разбор эпизодов с как всегда блистательной анимацией Милта здесь только начинается! Во-первых, это скучающие стервятники и их насмешки над Маугли.

Во-вторых, это меньшие по объёму куски анимации в эпизоде на дереве: взбирание Маугли и Багиры (вплоть до слов Маугли о том, что он может за себя постоять), а также разборка Багиры с Каа (разматывание последнего при падении с ветки, это тоже Милт). Кроме этого, Милт анимировал возвращение Багиры на отчаянный зов Балу, хвастливый рассказ медведя о схватке с обезьянами, неловкое рукопожатие Маугли и короля Луи, «угощение» Маугли бананами. Наконец, Милт анимировал момент испуга привалившегося к камню Маугли звуками приближающегося Балу и комментарии Багиры, касающиеся медвежьих методов воспитания, в блестящем эпизоде Фрэнка Томаса. Любопытно, что в этом же эпизоде Милт оживил пару кадров с Маугли, оглушённым затрещиной от медведя.

Персонаж Луи был изменён в процессе съёмок по требованию Уолта. Милт сожалел об этом, считая, что первая версия орангутана была смешнее. Тем не менее, в сценах Милта глаза короля Луи заметно меньше, чем в сценах других аниматоров. Вот, например, сравнение Луи версии Милта с Луи в исполнении Джона Лоунсбери:


1770 футов
Олли Джонсон
Ollie Johnston

Объём анимации Олли Джонсона в «Книге джунглей» ошеломляет — в сумме порядка 19 минут! Аниматор прославился интуитивным подходом к анимации, подкреплённым выдающимися способностями к рисованию. Чистовое качество рисунков Фрэнка Томаса, в конечном счёте, целиком ложилось на плечи его ассистента (Дэйла Оливера), а Джонсон и сам рисовал превосходно. К тому же, очень быстро, со средним темпом 15 футов анимации в неделю! Аниматор в основном работал над Балу и Багирой, и относительная лаконичность их дизайна (свобода от одежды) не могла не сыграть ему на руку. Возможность анимировать непрерывные последовательности сценок, скорее всего, тоже была кстати!

Первая появляющаяся на экране анимация Джонсона, видимо, была создана в последнюю очередь. Речь о сценках, в которых Багира находит корзинку с младенцем, какое-то время сомневается, не оставить ли её на месте, но потом подбрасывает волкам. Ещё Олли анимировал по несколько сценок с Маугли-мальчиком по дороге к дереву (разговор про Шерхана) и уже на ветке (после ухода Каа), но всё это мелочи по сравнению с огромным эпизодом песни Балу о простых потребностях. В момент, когда Балу хлопает в ладоши и начинает танцевать, Олли подхватывает эстафету у Фрэнка Томаса, и это заметно по тому, насколько чище начинают выглядеть контуры медведя.

В течение следующих четырёх с половиной минут, вплоть до конфликта с обезьянами, на экране присутствует только анимация Олли.

Олли Джонсон не работал над королём Луи, но сценки с Балу, теряющим волю в ритме выступления орангутана, пока Багира планирует план действий, его работа. Вскоре после этого, на сцене разрушения храма завершается первая половина фильма, а вторая начинается с очередного огромного эпизода в исполнении Джонсона — Багира и Балу в течение трёх с половиной минут спорят о будущем Маугли (редкие кадры со спящим Маугли здесь отданы на откуп Уолту Стэнчфилду). Разговор двух друзей начинается с шуток и подколок, но оборачивается удивительно серьёзным и аргументированным обсуждением.

К анимации слонов, тигра, питона и стервятников Олли никакого отношения не имел, но зато от сцены прощания с Балу до финала мультфильма следует его практически непрерывное сольное выступление.

В эпизоде с деревенской девочкой, покорившей Маугли, часть сценок с Маугли и даже пару общих планов с девочкой анимировал Уолт Стэнчфилд (они учтены выше, в его копилке сценок), но, разумеется, первую скрипку здесь играет Джонсон.


Таков расклад. Все элементы пазла подписаны. Мне остаётся только посокрушаться о неприкаянности персонажа Маугли. К его анимации приложили руку четверо из пяти официальных «стариков» мультфильма, но при любой возможности задача поручалась рядовым аниматорам. Очень часто Маугли присутствует на экране почти условно, в виде заполнителя, состоящего из повторно использованной анимации, — характерно, что самое первое появление мальчика на экране представляет собой подправленную анимацию Артура из «Меча в камне» (полагаю, Диснея к тому времени уже не было в живых). И очень редко можно говорить хоть о какой-то актёрской игре персонажа. В «Книге джунглей» блистательный актёрский ансамбль, но Маугли озвучил одиннадцатилетний сын режиссёра, ранее озвучивавший Кристофера Робина. По возрасту подошёл, что ещё нужно? К счастью, у мультфильма хватает других достоинств.